Выбери любимый жанр

101 ночь. Утерянные сказки Шахразады - Отт Клаудия - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

101 НОЧЬ

Утерянные сказки Шахразады

Во имя Господа, Всемилостивого, Милосердного

Господь да благословит Владыку и Повелителя нашего Мухаммеда, семью его и соратников и дарует им мир

101 ночь. Утерянные сказки Шахразады - i_001.jpg
101 ночь. Утерянные сказки Шахразады - i_002.jpg

Начало книги с историей «Ста и одной ночи»

Повествователь этой истории рассказывает:

Жил-был когда-то в Индии один царь. Он властвовал над своим народом, пользовался уважением среди современников, управлял судьбами своего царства во благо и был справедлив к подданным. Их защищало его правосудие, а его доброта полностью оберегала.

Каждый год царь устраивал михраган — празднество, на котором угощал народ яствами и напитками. И когда кушанья были съедены, а вино выпито, и все наедались досыта, царь на какое-то время удалялся во дворец, чтобы снова предстать затем перед своим народом в царском убранстве, с короной на голове, со слугами по правую и левую руку, облаченным в прекраснейшие одежды. Так вступал он в тронный зал. Он опускался на царский трон, и его визири и придворный советник также могли присесть. Тогда царь обычно требовал зеркало, и его ставили перед ним. Царь рассматривал в нем свое лицо, а затем спрашивал:

— Известен ли вам хоть кто-нибудь в мире более прекрасный, чем я?

— Конечно нет, клянемся Господом! Другого такого мы не знаем! — обычно отвечали ему, и царь ликовал и был доволен.

Так проходило время, и так он оставался доволен собой, до тех пор пока однажды не подошел к нему один старый шейх и не обратился со словами:

— Берегись тщеславия, о царь, пока женщины еще рожают детей. Я побывал во всех странах и краях, путешествовал по суше и плавал по морям. В городе Хорасане я повстречал юношу, купеческого сына, умопомрачительно прекрасного и блистательного, как сияющий свет!

И далее он повествует:

— Отдаешь ли ты себе отчет в своих словах, о старик?! — вскричал царь, когда услышал это.

— Я не говорю ничего, чего бы я сам не видел, мой повелитель, — возразил старик.

— Что я должен сделать, — задал вопрос царь, — чтобы доставить этого юношу к нам, взглянуть на него и поверить твоим словам? Потому что, клянусь Аллахом, единственно достойным поклонения: если он действительно прекраснее меня, я прикажу щедро наградить тебя и приму тебя в свои товарищи. Если же все окажется иначе, ты узнаешь, что такое моя месть!

— Ничто не заставит его прийти к тебе, о царь, — объяснил старик, — только много денег, подарки и хитроумие.

— Ты это получишь, — решил царь.

И вот царь приказал доставить к нему сокровища Индии — жемчуг и драгоценные камни, мускус и амбру и все другие богатства, которые, казалось, подходили для страны Бабель. После того как это было исполнено, он велел погрузить все на корабль, который был построен специально для этого, и доставить на борт снаряжение, продукты на дорогу и питьевую воду, сколько было необходимо, матросов и много всего другого. Когда погрузка была полностью закончена, на корабль взошел шейх и плыл под парусом со своей командой при хорошем ветре, пока не показался вдалеке Хорасан.

Они вошли в гавань и бросили якоря. Шейх сошел на берег, сгрузил товары и сокровища и оставил корабль под присмотром одного из спутников. Потом нанял он вьючных животных, нагрузил на них все, что привез с собой, и двинулся в сторону города Хорасана. И когда прибыл шейх в город, то снял жилье под самой крышей на постоялом дворе. Затем он поселился в этом жилье и устроился на отдых.

Спустя три дня шейх отправился на рынок торговцев благовониями, чтобы отыскать лавку прекрасного юноши. Его имя было Захр аль-Басатин, что означает Цветение Садов, он был сыном Абдаллаха ибн Абиннура. Когда шейх прибыл, отец юноши сразу же поприветствовал его и сел напротив. Но юноша смотрел шейху прямо в лицо. Он сидел рядом со своим отцом на циновке из парчи. Его голову обвивал красный тюрбан. Его облик сиял как жемчуг, как говорит поэт — когда Вы произносите благословение в честь господина нашего Мухаммеда, да благословит его Аллах и дарует ему мир! — так говорит поэт:

Тюрбан его сияет краской юных щек?
Или тюрбан лицу добавил жаркий свет огня?
Но вместе они так алеют, словно полная луна,
застывшая в последнем свете дня.
И когда юноша встает, как всходит полная луна,
как улыбнется и заговорит, —
Сердца, глаза и души все тотчас потянутся к нему,
и их ничто другое не прельстит.

Когда же шейх посидел там какое-то время, он предложил юноше некоторые из сокровищ в подарок. Старый человек и его сын обрадовались им, ведь ничего подобного они в своей стране никогда не видели.

— Брат мой, — заговорил шейх, — ты должен знать, что единственная причина, по которой я прибыл к тебе из Индии, — это радость от твоего расположения и потому что я слышал о тебе много хорошего.

— Да благословит тебя Аллах, — молвил молодой хорасанец, — и поможет нам отплатить тебе за добро и воздать должное. По воле Господа я смогу быть полезен тебе в некоторых делах.

После этого хорасанец сказал что-то одному из своих слуг, и слуга ненадолго исчез. Затем он возвратился и поговорил со своим господином.

— Я хочу сделать тебе предложение и прошу тебя принять его ради твоей чести и добра, — обратился затем шейх из Хорасана к шейху из Индии. — Что ты думаешь о том, чтобы пожить у меня и заключить по этому поводу прочный договор и долгосрочный союз?

Шейх дал свое согласие и пошел с ним в его дом.

Когда они подошли к двери дома, то навстречу им вышла девушка несравненного сложения и непревзойденной красоты. Она раскрыла перед ними дверь и поцеловала им руки.

— Приготовь все для нас, — распорядился хозяин дома, и девушка ненадолго удалилась. Индиец вошел в дом. Он увидел, что здание хорошо построено и комнаты в нем красивые. Там стояли кровати из слоновой кости и эбенового дерева, обитые сверкающим золотом. Полы были устланы коврами.

Гость и хозяин уселись на ступеньках для сидения, и шейх — хозяин дома — приказал своему сыну сесть рядом со старым индийским купцом.

Затем велел он подать еду, и они втроем поели. И так три дня пробыл шейх из Индии у шейха из Хорасана, ел и пил, и затем шейх-хозяин убедил его переселиться в дом, стоявший напротив его дома. Он обустроил его необходимыми предметами и подружился с гостем. И так тесно привязался он к своему другу, что в течение двух месяцев не хотел уже есть один и ему не хватало аппетита, если тот не ел вместе с ним.

Тем временем шейх преподнес ему все, что привез с собой из Индии. И однажды сказал ему:

— Брат мой, почему бы тебе не послать своего сына со мной в Индию? Я познакомил бы его с царем и купцами. Он мог бы жить в большом почете, был бы у них хорошо устроен и выучился бы затем профессии купца. Он достаточно хитроумен для этого занятия и подходит для него.

— Господин мой, — молвил хорасанец, — скоро состоится его свадьба, и он не может отправляться в путь, пока не проведет один год с обрученной с ним девушкой, его двоюродной сестрой. А на это время с тобой смог бы съездить я!

— Лучше я подожду один год, — возразил индийский шейх и оставался жить с ними, пока не прошел указанный срок.

После этого хорасанец обратился к своему сыну:

— Сын мой, возьми на себя обязанность съездить с этим шейхом в Индию. Ты изучишь там профессию купца и, кроме того, увидишь много городов, познакомишься с царями и купцами.

1
Литературный портал Booksfinder.ru